РПЦ и РПЦЗ не считали друг друга безблагодатными. Ректор КДАиС пояснил, почему опыт РПЦЗ неприменим к украинскому расколу

РПЦ и РПЦЗ не считали друг друга безблагодатными. Ректор КДАиС пояснил, почему опыт РПЦЗ неприменим к украинскому расколу

Ректор КДАиС отметил, что даже в годы отсутствия евхаристического общения между РПЦ и РПЦЗ вопрос о безблагодатности друг друга сторонами не ставился.

Ректор Киевской духовной академии и семинарии епископ Белогородский Сильвестр в своей статье «Преодоление разрыва между Московским Патриархатом и Русской Православной Церковью Заграницей как ложная аналогия в вопросе об украинских раскольниках» напомнил, что РПЦ и РПЦЗ никогда на официальном уровне не считали друг друга безблагодатными.

«Заявления отдельных представителей как РПЦЗ, так и РПЦ о безблагодатности таинств друг друга всегда расценивались как ошибочные. Например, в декабре 1997 г. в совместном заявлении участников девятого собеседования между представителями Московского Патриархата и клириками Берлинской епархии Русской Зарубежной Церкви отмечалось: «Мы согласны в том и отмечаем, что благодатность таинств, священства и церковной жизни не должна ставиться под вопрос… Если в настоящий момент нет евхаристического общения клира Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви, то этим не утверждается “безблагодатность” другой стороны», – напомнил епископ Сильвестр.

Иерарх отметил, что обе стороны соглашались с тем, что разрыв между ними носит временный политический характер.

«Таким образом, причины разрыва отношений между Московским Патриархатом и РПЦЗ имели исключительно политический характер. Это всегда хорошо понимали обе стороны. Так, в 2003 г. Святейший Патриарх Алексий, обращаясь в Москве к делегации РПЦЗ, говорил: «С падением коммунистического режима и установлением религиозной свободы в России появились предпосылки для того, чтобы начать путь к единению”. То есть единственной причиной отсутствия единства Патриарх Алексий считал наличие в России коммунистического режима», – пояснил епископ Сильвестр.

Владыка рассказал о трех основных отличиях между РПЦЗ до 2007 года и ПЦУ.

Первое отличие – раскол в Украине возник после самочинных объявлений автокефалии, в то время как РПЦЗ всегда отстаивала свою принадлежность к Русской Церкви.

«Церковные разделения в Украине в конце 1980-1990-е гг. были связаны с самочинными провозглашениями автокефалии, т.е. с отделением от церковного общения епископов, духовенства и мирян. Сторонники как УАПЦ, так и УПЦ КП принципиально настаивали на разрыве отношений с Русской Церковью и о провозглашении автокефалии без согласия на это как Русской Церкви, так и других Поместных Церквей. Как мы видели, РПЦЗ никогда не заявляла о своей автокефальности, настаивая, что остается частью Русской Церкви, вынужденно находящейся в состоянии «самоуправления»», – пишет епископ Сильвестр.

Второе – РПЦ и РПЦЗ всегда признавали законность хиротоний друг друга.

«На клириков, уклонившихся в раскол в Украине, накладывались разные канонические наказания: запрещения в служении, лишения сана, а по отношению к бывшему Киевскому митрополиту Филарету (Денисенко) была применена высшая мера церковного наказания – отлучение (анафема). Но епископов и клириков РПЦЗ Московский Патриархат никогда не лишал сана и от Церкви не отлучал… несмотря на разрыв отношений, стороны не отвергали законности рукоположений друг друга. Архиереи, рукоположенные в РПЦЗ, принимались в Московский Патриархат в сущем сане. За ними признавались те священные степени, которые они получили в РПЦЗ. Потому и в 2007 г. восстановление общения произошло без совершения повторных хиротоний».

Третье – все Поместные Церкви вплоть до 2018 года были едины в непризнании украинских раскольников, в то время как канонические прещения в отношении РПЦЗ изначально не были признаны рядом Поместных Церквей.

«Все канонические наказания, наложенные на иерархов и клириков УПЦ КП и УАПЦ Русской Православной Церковью, были признаны во всех Поместных Православных Церквах. Ни УАПЦ, ни УПЦ КП не имели евхаристического общения ни с одной из Поместных Церквей. Ситуация с РПЦЗ была совершенно иной. Канонические прещения, наложенные на зарубежных епископов Священным Синодом во главе с митр. Сергием, не были признаны другими Поместными Церквами. Например, Сербский Патриарх Варнава уже в 1934 г. прямо писал митрополиту Сергию, что считает эти наказания незаконными», – пишет епископ Сильвестр.